Вырубка лесов

Хочется порой осветить многие темы и вопросы, но не знаю, какая тема более актуальна сейчас. Скоро вот наступит время подготовки к посадкам, работы в питомниках и теплицах, поэтому постараюсь уделять больше внимания лесоводам, которых я несправедливо обделяю. А сейчас мы все рубим и рубим, и сезон скоро заканчивается…
Интересно, а сколько мы вырубаем лесов? Каковы объемы лесозаготовок и сколько мы действительно должны осваивать по «расчетке»?
Как говорят эксперты, вырубка лесов носит масштабный характер, даже глобальный, по всему миру. Экологическая катастрофа неизбежна и приведет к исчезновению цивилизаций, как это произошло на острове Пасхи в свое время, где лес вырубался для строительства, под сельхоз земли, для обогрева и т.д. Так действительно ли вся эта хрень соответствует действительности? Или мы помрем все, от какой либо заразы, падающих метеоритов, или глобального потепления?

Давайте посмотрим на некоторые цифры, с которыми я не дружу (если что, Евгений поправит). Лесопокрытая площадь на нашей планете составляет примерно 3 миллиарда гектар. Штаты, Канада и наша страна обладает хвойными запасами – 15%; до 60% леса расположены в тропиках. Если рассматривать, сколько приходится леса на одну душу населения, то, безусловно, лидером является Канада – 9,4 Га на человека (в России – 5,2 Га).
Вообще, примерно 70% суши в нашем государстве занимают леса; четверть мировых лесных запасов тоже у нас – в России; 50 % мировых запасов хвойников – опять же у нас! Если рассматривать по государствам – Финны лидируют по занимаемой лесопокрытой площади – 70%, а Англия самая «нищая» в этом вопросе – 6% леса в стране.
Какова же интенсивность вырубки лесов в мире?
Оказывается лес нещадно, и интенсивно долбят на континентах Африки и Латинской Америки, никто там не удосуживается мировыми проблемами, какой-то там лесной политикой и мнением мирового сообщества. На фига им думать – когда жопа зачешется можно обвинить каких-нибудь дураков, например Россию и разделить «пирог» на всех. Даже не знаю, подразделяются ли у них леса на категории групп, ну наверняка есть какие-то заповедники и леса для воспроизводства, но то, что «косари» они превосходные – это уж точно! «Чёрных лесорубов» даже больше чем у нас. Что касается Штатов, Канады и севера Европы, то там умеренная «скорость» вырубов, освоение расчетной лесосеки идет согласно плану.
Теперь, что касается нас – России. У нас действительно потрясающие запасы леса, вот только чем мы думаем и что делаем, никакой логике не поддается! Мы должны осваивать около 500 миллионов кубов в год, а осваиваем лишь 130 миллионов; это 22,5%, а по плану необходимо 40%! В мире идет неравномерная вырубка леса — южные континенты долбят, а мы недодалбливаем 🙂 . Общественное мнение сводится к одному – мы неимоверно вырубаем леса и скоро ничего не останется, об этом «кричит» и СМИ. Мы превышаем заготовки советских лет, развалили лесное хозяйство и вся страна в итоге – бардак и хаос! Так ли это? Да – так!
…Только не совсем верно!
Мы действительно много вырубаем леса, очень много, причем наносим колоссальнейший вред природе, да и красивых мест уже редко встретишь. Только следует внести некоторую корректировку и весьма существенную.
Где мы вырубаем основную массу леса?
Правильно – вблизи населенных пунктов!
Вокруг городов, поселков и сел лесу выбрано досконально, воспроизводства там никакого, лишь на «бумажках» все чисто и гладко. Ведь согласитесь, если раньше мы косили «вавилонские башни», то сегодня уже с радостью рубим «тростник», от которого еще вчера воротили нос. Убеждаем себя (особенно окружающих), что завтра еще будет хуже, а сами не верим в это, что, по сути, соответствует действительности.
Раннее для вырубок нам отводили равнинные части леса, сегодня мы уже с радостью рубим лога и овраги, где, разумеется, растет кубатура. Лесничие подают заявки в лесоустройство для досрочного перевода выделов в спелые насаждения, ища, таким образом, возможность для освоения плана в расчётной лесосеке. Особенно таким «правом» пользуются новоявленные лесоустроители арендаторов, которые даже не удосуживаются сходить на объект и оценить его в натуре. Выборка в ДПР и ДВР не соответствует действительности и срокам, и лес подвержен ветровалам и буреломам. Досконально изреженный, он страдает от солнца, болезней, насекомых-вредителей, ветровалов и буреломов.
Буквально лет 9 назад у нас пронесся масштабный ураган, который повалил 100 Га леса в районе. Подрядчики на санитарную рубку расторгали контракты, не выполнив и половину работы, потому что бурелом был страшный и техника часто ломалась. Особенно трудно было производить посадку леса, так как подготовка почвы не соответствовала нормам, и сделать ее качественной не было возможности, в частности в заболоченных местах. В общем, досталось и нам, и природе.
А лесу то ведь у нас предостаточно, но он далеко от «народа» и нуждается в рубке, причем необходимость в этом достаточно существенная. Спелые насаждения необходимо вырубать, ибо они переходят в перестойный лес, а он болеет и выпадает, заражая здоровый древостой. Захламленность и высокая полнота древостоя приводит к лесным пожарам и гибнет тысячи гектар леса ежегодно. Так почему же мы не осваиваем рубки в действительно нуждающихся для этого территориях?
Раньше освоение лесов на новых отдаленных площадях осуществлялось так – «куда партия пошлет»! Образованные в советское время леспромхозы, как высококвалифицированный «спецназ» отправлялся в поход на «штурм новых земель» по требованию партии, разрабатывались вахтовые поселки вдалеке от цивилизаций и по мере развития и освоения новых площадей, к цивилизации такие населенные пункты становились ближе, срастаясь с соседними вахтовыми поселениями. Хотя многие из лесорубов являлись бывшими осужденными, поэтому им было не до веления партии, они были там по воле судьбы. Нарабатывался уникальный опыт в масштабном освоении леса, преимущественно в северных регионах, в суровых российских условиях. Немаловажную роль сыграл метод «гнута», что, наверное, для нас русских это характерно, и мы можем плодотворно работать лишь при угнетении. Например, в тех лесах, где сейчас рублю я, дороги в лес отсыпали по болотам сотни сталинских политзаключенных в 30-40-ых годах прошлого столетия. Говорят, что их хоронили прямо на отсыпных, по которым мы ездим. Хотя недалеко от делянок есть старый могильник, где находятся их официальные захоронения…
Конечно, масштаб рубки был и вблизи городов, когда осваивались площади для сельских угодий, это, безусловно. Но осваивали же! Что мешает нам сегодня осваивать безграничные лесные площади Сибири – жирный и лакомый кусок во всех его значениях. У мировых держав уже языки и слюни до земли доросли, глядя на нашу Сибирь, как на кусок золота. Они уже не знают, какой найти предлог, чтобы вырвать этот бесценный край. А между тем таежные леса горят, гниют и болеют.
Естественно все упирается в строительстве дорог на тысячи километров по непростой рельефной местности (если рассматривать Сибирь). Это как БАМ в советские времена и комсомольские организации на бесплатные стройки, где необходима была вера в великое светлое, святое. Так как в наше время мы деградировали на этом уровне и вынуждены опираться больше на материальные ценности, возможно, поэтому была произведена жалкая попытка изменить что-то, а именно лесную политику. Думаю, что Новый Лесной Кодекс имел к этому прямые предпосылки. Наделив полномочиями арендаторов, государство надеялось, таким образом, на освоение лесов. Мол, рыночная конкуренция и развитие частного сектора сыграют положительную роль в развитии лесного хозяйства. Но жить вдалеке от «большой земли» за небольшую зарплату вряд ли захочет квалифицированный лесоруб. Проблемы упираются и в транспортировке леса, что, разумеется, не рентабельно; необходимы железные пути и места потребления. Ну да, ладно, здесь мы можем обсуждать бесконечно и приводить много вариантов причин. Но ведь неосвоенных площадей хватает и в европейской части нашего государства! Что ж нам мешает-то?
Приведу один пример. Около месяца назад у нас встал вопрос: где взять поближе лесу? Делянка заканчивалась, лес, конечно, был закуплен на весь год, но он был предельно далеко. Смотрели лес у арендаторов с участковым лесничим, но он нам явно не подходил – полтора реза «травы», даже тростником трудно назвать. Когда поехали назад, то заехали по пути к литовцам, которые арендуют местные леса (через русского посредника) для проверки документации – необходимость возникла у лесничего. И как-то, между прочим, спросили, нет ли у них лесу на продажу. Оказывается, лес был, и предостаточно. Дело в том, что сами литовцы разрабатывают свои аренды исключительно харвестерами, а малые площади и труднодоступные участки для машин могут продать. Поехали смотреть эти участки с лесничим.
Поразило меня следующее: все арендные квартала литовцев были окольцованы вокруг широчайшей дорогой. Леса находились в сыроватых местах, вернее даже – добраться до выделов необходимо было по сырым участкам, поэтому лесозаготовка проводилась лишь на зимний период. Литовцы поступили следующим образом – пригнали Камацу и пробили трассу вокруг кварталов по своей территории, причем выкорчевали все пни. «Асфальт» уже наложил «дедушка мороз». Первая делянка понравилась нам сразу – чистый ельник по три реза без подсада находился на возвышенности. Смотрели и другие делянки, там лес тоже неплохой, но выбор пал именно на первую – она ближе и лучше по насаждению. На следующий день литовцы приехали к нашему шефу и продали участок по приемлемой цене, я бы даже сказал – дешево.
Зачем я это все рассказал?
Аренда литовцев находилась дальше, нежели у других арендаторов, но ребята оперативно создали условия для нормальной работы и теперь все стреляться к ним. У них нет арендной техники, всю технику пригнали из Литвы и даже за запчастями гоняют к себе на легковушках – буквально за три дня, а это 2000 км от нас (достоверность не гарантирую). Почему они могут решить проблему с дорогами в лес, а мы нет??? Русская лень, или алчность иностранцев?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *